Нина Ананиашвили: с Тамрико они даже внешне чем-то похожи…

Живопись, балет, актерство, медицина находятся в списке тех профессий, которые часто передаются по наследству. Таланты в этих областях - как минимум в половине случае дети соответствующих династий. Да, в каких-то случая на детях гениев природа отдыхает – однако приемные комиссии ВУЗов – хореографических, театральных и других – обычно смотрят на это сквозь пальцы.



Так вот, наша сегодняшняя героиня Нина Ананиашвили – исключение из «правила династии», ибо к балетной династии отнюдь не принадлежит. Ее родители не имели к хореографии решительно никакого отношения.
Нину можно назвать нашей современницей – год ее рождения всего лишь 1963, хотя это имя настолько давно и сильно на слуху, что, не зная ее биографии, я бы ее с удовольствием возвел бы в ранг живых классиков, которые по определению должны быть «в летах». Мало того, что на поверку Нина гораздо моложе собственного раскрученного образа, она еще и выглядит прекрасно.
Помимо своих артистических заслуг Ананиашвили известна еще и тем, что наряду с очень многими личностями уже довольно давно является визитной карточкой Грузии, причем такого рода карточкой, которая способна сходу зарекомендовать эту страну с самого лучшего боку. В этом у нее с водицей Боржоми ну очень много общего :)
Эта женщина вместе с Анрисом Лиепой была первой женщиной-балериной, приглашенной в Нью-Йорк фактически из-за железного занавеса, в застойный 1988 год. Первая женщина из СССР, приглашенная в Датскую Королевскую Труппу. Балерина, которая не только играла в театре, но и снималась в кино. В общем, человек самых разносторонних навыков и самых, в лучшем смысле, широких взглядов.



Впрочем, даже «будучи фактически прописанной» в СССР, она уже была гражданкой мира, не признавала границ, ни географических, ни возрастных, ни профессиональных – часто выходила за все пределы. В этом у нее есть что-то общее с Тамарой Гвердцители, о которой я не так давно писал в этом блоге.



Родившись 28 марта 1963, Нина стала третьим ребенком в семье, состоящей из родителей – Гедевана Давыдовича и Лии Ивановны, и двух братьев – Георгия и Левана. Отец и братья Нины – геологи, мать – филолог.
Далее происходила история, которую русский бы охарактеризовал так: «Не было бы счастья, да несчастье помогло». Дело в том, что Нина росла очень болезненным ребенком, и, чтобы укрепить здоровье, родители отдали ее на фигурное катание. И Нина буквально сразу же начала делать в этой области ошеломляющие успехи: в 6 лет получила первый разряд, в 10 – стала чемпионкой Грузии среди самых маленьких «юниоров».
Одновременно с фигурным катанием, в возрасте 6 лет Нина занялась балетом. Вахтанг Чабукиани – имя, известное большинству представителей грузинской интеллигенции старого образца, это гениальный, известный танцовщик, бывший тогда наставником Нины. И тут мне хотелось бы сделать лирическое отступление.
Знаете, все любят гениальных детей. Хвалят, показывают по телевидению. Часто это идет совершенно не на пользу этим самым детям – они начинают слишком рано отображать собственную исключительность, и в силу этого перестают развиваться. В итоге во взрослом возрасте от гениальности, и даже от элементарных способностей не остается ничего. Это довольно обширная практика, и детские психологи неустанно предупреждают родителей способных детишек о том, чего следует опасаться. Так вот, о чем бишь я – Нину Ананиашвили (как и Тамару Гвердцители) несмотря на афишируемый успех в детстве, сия чаша миновала, что говорит либо о преждевременной взрослости, либо об изначально зрелом, мудром душевном устройстве.
В 1976 году она перевелась в хореографическое училище в Москве (по причине неустанного убеждения ее родителей ее преподавателями), где буквально на втором году обучения ее заметил Анрис Лиепа. С тех пор она выступала не только соло, но и в дуэте с ним, они вместе били все профессиональные рекорды, получали медали, и, как я уже писал, фактически живя, то есть будучи по-советски «прописанными» за железным занавесом, покоряли Европу и Америку.



Однако соль истории я вижу не в этом, а в том, что все это время Нина не забывала о своей родине и делала для Грузии все, что могла и по поводу чего имела собственные, разумеется, талантливые идеи. В частности, уже будучи в статусе примы Большого Театра (куда она поступила на работу, по официальным данным, в 1983 году), она приезжает в Тбилиси и играет там в местной труппе, в спектаклях «Дон Кихот», «Лебединое Озеро», затем «Жизель» и «Сильфида».
В 1993 году она становится примой Американского Балетного Театра, в чем тоже проявляется ее сильнейшее сходство с Тамрико Гвердцители – у них обеих был американский период жизни и творчества. При этом она по-прежнему не забывает ни Грузию, ни Россию, периодически наезжая туда танцевать то в одном спектакле, то в другом. И на Родине ее разумеется, также помнят.



В 1999 году она переезжает в Хьюстон – разумеется, снова примой в Хьюстонский театр, но не остается за границей и ее «роман» с этим театром продолжается недолго, поскольку на подходе у нее собственное детище – Театр Танца, который она создает в России и который за первые пару лет бьет все рекорды по посещаемости зрителями. Подбор персонала осуществляется, как бы сейчас сказали, на высшем уровне – в Театре Танца задействованы «самые-самые» видные артисты Большого и Музыкального (им. Станиславского и Немировича-Данченко) театров.



И это далеко не венец ее карьеры, ибо в 2002 году она также пробует себя в качестве комической балетной актрисы, чего раньше не было (происходит это в балете Энтони Тюдора «Оффенбах в аду» в Америке).



По всем правилам балетной карьеры, имеющей свою, далеко не во всем радостную специфику (потому что профессиональный балет, как и любой профессиональный спорт, к здоровью имеют весьма туманное отношение) она должна была выйти на пенсию в 35 лет, то есть в 1998 году. Но форма артистки оказалась такова, что последние официальные данные об ее участии в спектаклях датируются 2008 годом. Кстати, с 2004 года, по приглашению президента Михаила Саакашвили она руководит театрам оперы и балета Тбилиси.

Так что берите пример, господа. Вот я о чем.
Да, еще, как историк я обязан упомянуть все награды, полученные дивой, благо их было немало:
1991 - Российская национальная независимая премия "Триумф", первое место среди лауреатов-артистов балета
1993 - Государственная премия им. Шота Руставели, Грузия, «за выдающийся вклад в грузинскую культуру»
2000 - "Женщина года" (Международный биографический институт)
2001 - Орден "За заслуги перед Отечеством 3 ст.", Россия
2002 - "Dance Magazine" Award, USA
2003 - "Орден Чести" (высший орден Грузии) – как мы уже знаем из моего блога, кому попало его в Грузии не дают: )
2003 - Премия журнала "Балет" "Душа танца" (номинация "Королева танца";)



Вот такие грузинские леди рождаются на той же земле, что и моя любимая вода: )