Моей любимой поговоркой последнее время становится «чтоб два раза не вставать», то есть, чтоб не возвращаться повторно к обсуждаемой теме через некоторый промежуток времени, я стараюсь осветить все, что по этой теме интересно, не особенно от нее отрываясь, и лишь потом переходить к другой.
фото 1

О чем мы говорили в прошлый раз? Об Ираклии Багратиони? Точно! Значит, теперь мы будем говорить об одном из его детищ – первой грузинской национальной армии – войске мориге.
фото 2

Не то, чтоб грузины раньше не воевали… Однако я бы уточнил, что именно я понимаю под национальной армией. Для меня, и, подозреваю, для многих моих единомышленников национальная армия – это армия, которая содержится и финансируется силами государства, для которой характерно финансовое или социальное поощрение служащих, и хотя бы в какой-то степени (в идеале – в большой степени, конечно) – патриотизм. То есть когда бойцы искренне готовы воевать за Родину в высшем смысле слова. В этом смысле ни украинскую, ни тем более российскую армию я не могу считать полноценной и национальной. А грузинскою – могу. Однако речь пойдет о мориге, то есть о ее образчике XVIII века.
Что было до нее? Ничего хорошего, точнее – грузинское феодальное ополчение.
фото 3

У него было четкого единого руководства – кстати, еще один признак организованной национальной военной структуры. Она была плохо вооружена. Практически не обучена. И – вспомним предыдущий пост – ее крайне сложно было организовать в феодальном государстве, в котором каждый – сам за себя и знать не хочет про необходимость защиты всей страны. Именно поэтому усилия Ираклия по сбору государства воедино и по защемлению «феодальных хвостов» столь высоко оказались оценены историками.
Кстати, еще одно свойство регулярной национальной армии – это особый сегмент казны, который выделен государством именно на нее, специальное финансирование. Его на тот момент в грузинской казне не было. Однако, как говорится, «жить захочешь - и не так раскорячишься», а жить Грузии хотелось – по крайней мере, гораздо сильнее, чем пасть под турками и Ираном. Однако даже угроза падения в боях с врагом никак не мотивировала грузинских тавадов – то есть феодальных аристократов и мещан - отдавать в рекруты собственных крепостных. Это было чуть ли не основным камнем преткновения. «Позвольте, просто так, неизвестно на что пожертвовать дешевую рабочую силу»??? – возмущались дворяне и слышать не хотели аргументов.
фото 4
(крепость Цхвило, защищавшая Грузин от врагов)

Регулярная грузинская армия появилась вообще, если говорить откровенно, весьма поздно, к тому времени в России она вовсю была, и относительно эффективно действовала. И это был тот случай, когда грузины решили брать пример с более успешных воплотителей. Кстати, «подсмотреть у русских» им удалось пятьюдесятью годами ранее того момента, когда русские были расквартированы в ущелье Боржоми, что способствовало нахождению, признанию и распространению чудодейственной воды, но это уже немного другая история: )
Учитывая отсутствие денег на армию в казне, и вообще отутствие всех необходимых условий для создания армии, однако критическую необходимость самой армии, «дарбази» (что-то вроде Парламента, хотя дословно это слово означает «дом» местного образца принял «Положение о войске мориге». Случилось это в 1773 году.
фото 5
(крепость Бочорма, одно из оборонительных сооружений Кахетии)

Исходя из этого положения, каждый боеспособный мужчина (правда, тогда, разумеется, не было медпунктов при военкоматах, как и самих военкоматов, и общие критерии первое время определялись практически «на глазок»;) должен был каждый год в течение одного месяца (между прочим, очень щадящее по сравнению со, скажем, нынешней израильской армией и тем более с нынешней российской) отбывать воинскую повинность, то есть проходить, выражаясь современным языком, сборы. Оружие, снаряжение, обмундирование покупалось им за свой счет. Если солдат был крепостным и не мог себе этого позволить, ответственность за покупку всего необходимого возлагалась на его владельца.
При этом уклониться от исполнения воинских обязанностей не имел права вообще никто. Все прибывшие солдаты были собраны в отряды, во главе каждого из отрядов стоял командир, назначенный лично царем Ираклием. А всю армию в целом возглавлял родной сын Ираклия II, царевич Леван.
фото 6
(современные вооруженные силы Грузии)

Разумеется, первые месяцы и даже годы было очень трудно – феодалы протестовали (впрочем, они не только по поводу армии протестовали, им в принципе было невыгодно установление централизованного правления и они саботировали его как могли) солдаты были неграмотны в военном деле, да и многие дворяне, что греха таить, тоже. Однако польза от мориге стала понятна уже в ближайшее время: во-первых, прекратились разбойничьи набеги, от которых грузинские крестьяне часто прятались в горах и заброшенных развалинах крепостей и домов. Вследствие образовавшейся относительной безопасности земледельцы смогли вернуться домой и заняться восстановлением хозяйства. Турки и Иран не исчезли с горизонта полностью, однако, видя регулярную армию, стали вести себя намного приличнее.
Однако… первый блин, как говорится, в любом случае выходит комом – и тот же принцип, увы, в итоге таки коснулся войска мориге. Агрессивно настроенные тавады все-таки смогли подкосить систему мориге, методично саботируя доставку в его ряды рекрутов из своих крепостных, и солдат становилось все меньше и меньше. Однако пауза в существовании Грузинской армии все-таки наступила не ранее, чем со смертью царевича Левана. Всю жизнь он контролировал ситуацию, насколько хватало сил.
фото 7

Но это была лишь пауза! Грузинская единая регулярная армия все-таки была возрождена с учетом предыдущих проб и ошибок, и следовательно, стала сильнее и успешнее мориге-первопроходца. К которому сохранила, разумеется, уважение, поскольку без нее – мориге – теперешняя Грузия была бы, возможно совсем, совсем другой… : )