Об этом человеке можно писать долго. Не один пост в блоге, а многотомники : )
Но начинать с чего-то в любом случае придется, и начну я с того, что этот господин был первым человеком в моем детстве, которого я смог проассоциировать с Грузией.
И мало того, что он до сих пор является для меня одном из воплощений этой прекрасной страны, - еще, когда я заинтересовался его биографией, оказалось, что этот поистине гениальный автор, писатель, поэт, музыкант, сценарист и режиссер – еще и готовая историческая энциклопедия, ведь по его жизни отлично прослеживается и исследуется целых три исторических периода в жизни СССР.

фото 1

Вот об этом мне хотелось бы рассказать поподробнее. В постах об Илье Чавчавадзе и Акакии Церетели я неоднократно писал об отношении, которое их персоны имели к городу Тифлису. У меня есть основания полагать, что этот город можно справедливо считать не только родиной серных полезных источников (о которых я вам как-нибудь тоже расскажу), но и колыбелью грузинской коммунистической мысли. Так вот, отец Булата Окуджавы, Шалва Степанович Окуджава, тоже был типично тифлисским горячим коммунистом. Идейным, искренним и упорно, как и многие его тогдашние коллеги, не замечавшим подвоха, который им приготовила родная партия.

фото 2

Шалва Степанович занимался партийной работой, был женат на армянской женщине Ашхен Налбандян, и воспитывал сына Булата. На момент его появления на свет 9 мая 1924 года семья жила в Москве. Как же они оказались в Тбилиси? А вот как.
Родился маленький Булат, и вскоре после этого его отец был отправлен на Кавказ руководить грузинской дивизией. Ашхен осталась в Москве, и продолжила работать в партаппарате. Через некоторое время Шалва Степанович занял пост секретаря Тбилисского горкома, и, вероятно, в связи с этим Булат был отправлен в Тбилиси на учебу в школе, в русском классе. Карьера его отца была довольно извилистой и угловатой, сначала из-за конфликта с Берией, затем из-за перевода в Россию, на Урал, который в качестве одолжения ему устроил Орджоникидзе. После Тбилиси Шалва Окуджава колесил по всему СССР, пока не был взят под стражу по ложному обвинению в 1937 году и расстрелян. Мать Булата Окуджавы оказалась в лагерях в Караганде, откуда вернулась лишь в 1955 году. Маленький Булат остался на воспитании бабушки в статусе сына врага народа. Могло ли у него быть хотя бы относительно приличное будущее, если бы его родители не были реабилитированы на ХХ съезде КПСС после известного заявления Хрущева? Нет, не могло. По крайней мере, теоретически.

фото 3
(бабушка Окуджавы - слева)

Однако реабилитация все-таки состоялась. К тому моменту булату Окуджаве было 32 года, у него была семья, первая жена Галина Смольянинова, брак с которой был грустен во всех отношениях: они потеряли свою первую дочь, сын Игорь принимал наркотики и сидел, супруга Галина после их развода с Окуджавой вскоре умерла от сердечного приступа… Так, что это я спрыгнул с темы? Так вот, в 1955 году родители Окуджавы были реабилитированы, и вышел в свет его роман «Упраздненный театр», в котором как раз описана история его семьи и который до 1955 года, понятное дело, не имел никаких шансов на издание.
фото 4

Надо сказать, что для сына врага народа Окуджава все-таки сделал достаточно неплохую карьеру, и, зная тогдашние исторически условия в СССР, просто не могу не восхититься силой его воли, тяге к знаниям и движению вверх по социальной лестнице. При этом, несмотря на арест родителей и убийство отца, Окуджава отдал свой долг породившей его стране. В возрасте 16 лет, прямо из 9го класса, он ушел на фронт, где получил нелепое, как он сам считал, ранение – пулевое, из немецкого пулемета. Получил он его в тот момент, когда после боя все успокоились и расслабились и на немецкого корректировщика с пулеметом никто не обратил внимания.

фото 5

Вернувшись с фронта, Окуджава умудрился тут же экстерном закончить школу и поступить на филфак Тбилисского (этот город засветился в жизни всей семьи) университета. Там познакомился с миром русской поэзии, стал писать самостоятельно. Первую свою книгу «Лирика» издал, живя в Калужском селе Шамордино, поскольку после университета работал учителем литературы в сельской школе именно в тех местах.
Собственно, 1955 год и реабилитация отца с матерью означали для Окуджавы возможность вернуться в Москву. Каковой возможностью он, разумеется, и воспользовался.

фото 6

Работал в Комсомольской Правде, в Литературной газете. Писал сценарии, повести, исторические романы, стихи, часто издавался. И не менее часто был критикуем, в некоторых случаях буквально раздавлен критиками, настолько, что в те годы его можно было запросто счесть одиозным автором. Был изгнан из компартии, после чего уволен с работы, из Литературки (1971 г.), потом написал унизительнейшее псевдопризнание своей якобы вины перед партией, покаяние в вольнодумстве, за которое его впоследствии невзлюбили (1972). Однако тот факт, что Окуджаве нужно было элементарно кормить семью, а после истории изгнанием отовсюду такой возможности по умолчанию не стало… в общем, осознание этого факта и тогдашней советской действительности многое меняет. Это практически галилеевское «А все-таки она вертится!»…

фото 7

Застой, как и сталинщина, был крайне непростой эпохой. Если вы думаете, что хотя бы песни – наиболее массово известная часть творчества Окуджавы – были принято в ту пору обществом благосклонно, то… вы ошибаетесь. На общественные культурные пристрастия тогда очень сильно влияла основная линия партии и правительства, а по ее мнению (в частности, по мнению руководства Союза писателей России), «большинство этих песен не выражали настроений, дум, чаяний нашей героической молодежи». Надо сказать, при всем этом Окуджава все-таки бравировал своей независимостью во всех тех областях, до которых ему «позволяли» дотянуться – писал защищающие письма в адрес диссидентов Синявского и Даниэля, сошедшие ему с рук…

фото 8

Так называемый «моральный облик строителя коммунизма» тоже в биографии Окуджавы был слегка подпорчен романом с коллегой Натальей Горленко, происходившим долгие годы за рамками семьи. Официальной версией для прессы и тех, кто был особенно любопытен, был счастливый брак Окуджавы со второй женой Ольгой, на руках которой, он, кстати, и умер в 1997 году в Париже, однако в реальности все было, как вы понимаете, «не так как на самом деле». За три года до этого получил Букеровскую премию за тот самый роман «Упраздненный театр», в котором описана история его семьи как малая версия истории страны, в которой ему довелось прожить довольно длинную и богатую событиями жизнь.

фото 9

(с Натальей Горленко)

В 1997, в том самом году смерти Окуджавы, умер и его сын от первого брака Игорь. Живым потомком поэта остался сын булата и Ольги Антон Окуджава, музыкант и композитор.

фото 10
женой Ольгой)
Надо, думаю, также обязательно упомянуть о том, сколь резко при жизни Окуджава говорил крамольные, с точки зрения современной российской политики, слова о войне в Чечне. «Сама по себе война в Чечне — страшное совершенно явление, которое будет помниться много, много десятилетий, если не столетий. Тем более, я думаю, знаете — этот маленький народ, в котором нет даже миллиона — допустим, он даже очень-очень самовлюбленный и очень сложный, — все-таки надо считаться с национальной психологией… Тем более — такого маленького народа. (аплодисменты) А его в прошлом веке в течение 50 лет уничтожали… В этом веке в 44-м году выслали весь народ на гибель. И сейчас опять уничтожают. Ну что такое? — Неужели российская власть не может самоутвердиться другим способом? Неужели для этого нужно убивать своих же сограждан »? - эти слова он произнес в 1995 году во время концерта в Юнеско. О близости сталинского и гитлеровского режимов он тоже говорил довольно много и обоснованно.

Пожалуй, настолько безнаказанным при тоталитарном режиме не был еще ни один диссидент.

фото 11

Грузия – не только месторождение серных источников и целебной минеральной воды. Это еще и месторождение талантов, крупных и многокаратных, с нелегкими судьбами, своими странностями – но от этого не менее, а местами даже и более ярких. И, как и вода в источнике, такой талант способе пробивать себе дорогу в жизни при любых жизненных камнях, плотинах и обстоятельствах. Наша сегодняшняя история написана, в том числе, и об этом.