Меня всю жизнь восхищала эта пара грузинских деятелей культуры, назовем их так, хоть я и небольшой поклонник подобных речевых оборотов.

Котэ Махарадзе – баскетболист с детства, артист по призванию, обладатель высочайшей пробы чувства юмора, футбольный комментатор, муж Софико Чиаурели и интеллигент классического образца. Старого. Сейчас таких, как говорится, не делают.

фото 1

Когда-то, если собеседник не мог вспомнить, кто же такой Котэ Махарадзе, ему достаточно было процитировать фразу «Пока мяч в воздухе, коротко о составах» - и образ комментатора, произнесшего сие, тут же вставал перед глазами. Также про него придумали анекдот: «- И вот с мячом Олег Блохин - удар - Г-О-О-О-Л!!! Но, к сожалению, мяч попал в штангу, было вне игры, да и вообще мне помощники подсказывают, что это был не Блохин»…

Однако начнем сначала.

Котэ родился 17 ноября 1926 года в Тифлисе, русский вариант его грузинского имени – Константин, что в переводе – «постоянный». Свое постоянство в выборе он демонстрировал всю свою жизнь.

фото 2

Со спортом он был на «ты» с самого детства – был одарен высоким ростом и отличной формой и занимался баскетболом, даже достиг в этой области определенных успехов – стал чемпионом Грузии среди юношества в составе тбилисского «Динамо».

Баскетболисты крайне редко идут потом танцевать. Это обычно «ниже их достоинства». А Котэ – пошел. Свое образование «выше среднего» он начал с Тбилисского Хореографического училища и продолжил в Тбилисском же театральном институте.

С 1948 по 1970 год Махарадзе работал по специальности, т.е. играл в театре имени Шота Руставели в Тбилиси. В 1950 году ушел в преподавательскую работу в тот самый театральный институт, который закончил – ТГТИ. И лишь потом открыл для себя стезю спортивного комментатора. Баскетбол был к тому времени подзабыт, зато футбол захватил его с головой.

фото 3

Надо отметить, что помимо прочих своих талантов Махарадзе обладал талантом вовлекать в свои любимые области обсуждения практически любого собеседника. Даже люди, откровенно равнодушные или негативно относящиеся к футболу, после пары фраз, которыми перекинулись с Котэ, после прочтения его интервью или после его футбольной передачи, на которую наткнулись по телеку случайно, начинали с огромным интересом изучать правила игры и смотреть матчи. Профессия спортивного комментатора требует от ее обладателя быть еще и блестящим журналистом, разбираться в персоналиях, проводить «полную инвентаризацию кадров и характеров» в футболе и знать подоплеку действий каждого. У любого мало-мальски неравнодушного к окружающей жизни человека такие беседы всегда вызывают интерес.

Однако и на этом Котэ Махарадзе не остановился. В 1972 году он решил совмещать все сразу – футбол, театр и кино. Он становится профессором ТГТИ, и одним из организаторов и ведущим первого в Грузии конкурса балета «Чабукиани - Баланчин».

фото 4

Что отличает человека, успешного в свое й профессии? Безоблачная, ровная карьера, в которой из движений присутствуют только поступательные по возрастающей? Аж ни разу! Полагаю, падения в жизни Котэ Махарадзе тоже были. Но мы о них ничего не знаем. Поскольку Котэ обладал редчайшим даром держаться с достоинством, что бы ни случилось. Особенно в кадре. Он никогда не юлил, не приоткрывал по чуть-чуть информацию «для острастки», всегда открыто называл вещи своими именами.

фото 5

Биография Махарадзе может служить ярчайшим примером для всех тех, кто мается выбором из двух профессий, «одна для души, вторая для денег». Махарадзе совместил пять – актер, режиссер, журналист, преподаватель, организатор. И во всех – состоялся.

Его работы в кино – «Противостояние» (1985г.), «Выигрыш одного коммерсанта» (1984), «Не верь, что меня уже нет», «Две главы из семейной хроники» и огромная куча документалистики, спортивной и неспортивной, где он был режиссером, журналистом и закадровым голосом.

фото 6

Котэ Махарадзе был женат в своей жизни на двух женщинах. Его первой супругой была актриса Медея Чахава, второй – Софико Чиаурели, его наследниками, в том числе в актерской и хореографической профессиях стали две дочери, сын и множество внуков.

фото 7
(первая семья Махарадзе: жена Медея, дочь Мака, балерина, и внучка Ната, актриса)

фото 8

Умер он в 2002 году, похоронен в Тбилиси на кладбище «Дидубийский Пантеон Великих Людей Грузии». Чуть позже рядом с ним была похоронена его Софико, которая, как мне чувствуется, достойна отдельного рассказа. О ней – чуть позже. А пока я позволю себе процитировать самого Котэ.

фото 9

«…футбол для грузин был единственным способом что-то доказать. Золота в Грузии никогда не было. Не было алюминия, бриллиантов, нефти, газа этого воняющего не было. Вино было хорошее, это да. Футбол стал возможностью снова напомнить, что мы живы, что мы не только колония. Вы знаете, как отнесся Николай II, когда узнал, что из Китая привезли чай, и его хотят культивировать в Грузии, где климат именно для чая? Николай II сказал: что вы, господа, Грузию хотите превратить в колониальную страну? Это же колониальный труд!» - он говорил о победе тбилисского «Динамо» в Кубке Кубков, и сказал в итоге о самой Грузии. Правда, он кое-что забыл: он забыл о том, что в Грузии всегда была вода «Боржоми», которая лечит и утоляет жажду почище любого индийского чая.

Или вот, косвенно о Софико: «Я, бывало, и хулиганил. В 78-м г. я назначал свидания Софико из Аргентины во время репортажа. У нас были разные коды. Что-то обозначало час, что-то место. Скажем, 13-е - это было число, и, когда шла 32-я минута, я не говорил, что идет 32-я минута. Я говорил: 13 минут остается до конца первого тайма. А потом кто-то написал в газете: и что он пристал к этой 13-й минуте?».

Ну и, конечно, уже упомянутая в этом тексте, ставшая легендарной в футболе фраза «пока мяч в воздухе, коротко о составах» - имеет свою историю. Однако сам Мазарадзе утверждал, что произнес ее в совершенно другом контексте: «Я говорил про тбилисский «Локомотив» и вспомнил одного железнодорожного профсоюзного деятеля. Он футболистам говорил так: Я тоже сам играл в футбол, у меня был си-и-льный удар, я бил так, что пока мяч опустится: Ну и получилось: пока мяч в воздухе, коротко о составах: И еще был случай. Это всем почему-то очень нравится, как я сказал: Заканчивается семнадцатая минута, и мгновенно пошла восемнадцатая. Ну я не понимаю, что здесь смешного. Или вы меня идиотом считаете, который не знает, что после семнадцатой минуты обычно идет восемнадцатая, - тогда спасибо большое. Я не знаю, как вы об этом напишете, ведь дело в интонациях. Пока я так размеренно говорил, что заканчивается семнадцатая минута, она уже закончилась, и я так быстро-быстро продолжил: ...и-мгновенно-наступает-восемнадцатая. Вот как было».